Информационный ресурс о страховании. Мы не продаем страховку, мы помогаем сделать выбор

Проблема "бесконтактного ДТП" при страховой выплате по ОСАГО

 
В настоящей статье дается оценка ситуации с "бесконтактным ДТП" в рамках обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО)
 
Под "бесконтактным ДТП" понимается, как правило, дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП), когда один водитель создает помеху для движения второму водителю, в результате чего второе транспортное средство (далее - ТС) причиняет вред имуществу третьего лица, однако непосредственного контакта не происходит.
 
Считается, что механизм "бесконтактного ДТП" часто используют мошенники для получения незаконных выплат, поэтому любое "бесконтактное ДТП" вызывает подозрения и находится под пристальным вниманием сотрудников служб безопасности страховых компаний - страховщики стремятся различными способами защитить свои интересы.
 
Для наглядности проанализируем механизм и правовые последствия "бесконтактного ДТП" на конкретном примере.
 
Пример
 
Водитель А., управляя ТС А-1, совершая обгон ТС, двигавшегося в попутном направлении, выехал на полосу встречного движения, по которой во встречном направлении двигалось ТС Б-1 под управлением водителя Б.
 
Водитель Б., управляя ТС Б-1, во избежание столкновения вынужден был резко принять вправо, выехал на тротуар, где ТС врезалось в витрину магазина (собственник магазина - потерпевший В.). Данный маневр водитель Б. совершил исключительно во избежание столкновения ТС, предотвращения возможного вреда жизни и здоровью, а также имуществу. У водителя Б. отсутствовала техническая возможность избежать столкновения транспортных средств путем снижения скорости, непосредственного столкновения ТС А-1 и Б-1 не было.
 
Для упрощения примера будем исходить из того, что водители ТС являются также и их владельцами.
 
Риск гражданской ответственности владельца ТС А-1 застрахован в рамках ОСАГО в страховой компании СК-1, владельца Б. - в страховой компании СК-2. Потерпевший В. обращается за выплатой страхового возмещения к страховщику СК-1, исходя из того, что якобы "ДТП произошло (т.е. причинен вред имуществу - разбита витрина) по вине водителя А. из-за нарушения им пунктов Правил дорожного движения". Как правило, если выплата не производится страховщиком добровольно, потерпевший добивается своего в судебном порядке.
Теперь дадим ситуации правовую оценку.
 
Прежде всего, необходимо выяснить, наступила ли гражданско-правовая ответственность владельца ТС А-1 (как гражданина или как владельца), потому что наступление гражданской ответственности в силу ст. 1064, 1079 ГК РФ является основанием для возникновения обязательства по возмещению причиненного вреда.
 
Как в теоретических работах, так и в правоприменительной практике часто игнорируется тот факт, что гражданско-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности, определяемой как последствие совершенного правонарушения, которое выражается в нежелательных для правонарушителя лишениях личного или имущественного характера.
 
Из приведенного определения очевидно, что гражданская ответственность - это последствие гражданского правонарушения. Соответственно, для привлечения к гражданско-правовой (далее также - гражданской) ответственности необходимо выполнение совокупности условий, образующих состав гражданского правонарушения. Полным составом гражданского правонарушения являются: сам вред, противоправность (в рамках гражданского, но не административного права), причинная связь между противоправностью (опять же в рамках гражданского права) и возникшим вредом, вина должника (причинителя вреда). Условия ответственности за причинение вреда, формирующие состав гражданского правонарушения, присутствуют не только в теории гражданского права, но и в законодательстве: "наиболее общим образом эти условия закреплены в ст. 1064 ГК РФ, где речь идет и о вине, и о причинной связи, и о противоправности"*(3).
 
Теперь на нашем примере рассмотрим механизм ДТП и дадим ему правовую оценку с точки зрения норм гражданского законодательства (которое регулирует обязательства из причинения вреда). Сразу оговоримся, что в рассматриваемом примере состав гражданского правонарушения усеченный, то есть без вины (ст. 1079 ГК РФ).
 
Действие транспортного средства (источника повышенной опасности) А
 
Действия водителя А. образуют состав административного правонарушения, и в рамках КоАП РФ он будет наказан по соответствующей статье. На владельца, выехавшего на встречную полосу, принято автоматически накладывать и гражданскую ответственность, однако при тщательном анализе состава гражданского правонарушения картина меняется.
 
Согласно абзацу 1 п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения и т.п., а также осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
 
Разъяснение по применению норм ст. 1079 ГК РФ дано в п. 18 постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина"*(4), согласно которому источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами.
 
При этом надлежит учитывать, что вред считается причиненным источником повышенной опасности, если он явился результатом его действия или проявления его вредоносных свойств. В противном случае вред возмещается на общих основаниях (например, когда пассажир, открывая дверцу стоящего автомобиля, причиняет телесные повреждения проходящему мимо гражданину).
 
Итак, исходя из вышеизложенного вред должен быть причинен источником повышенной опасности, именно самим источником, а не "при использовании источника".
 
Согласно подп. 2 п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы такие имущественные интересы, как риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (ст. 931 и 932 ГК РФ).
 
В соответствии с п. 1 ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.
 
Из процитированных выше норм ГК РФ (ст. 1079, 929, 931) следует, что обязательным условием для наступления гражданской ответственности А. как владельца ТС (и, как следствие, возникновения у страховщика обязательства по выплате страхового возмещения) является причинение вреда источником повышенной опасности (ТС). "Если нет вреда: то и возмещать нечего"*(5).
 
В нашем примере взаимодействия ТС не было, вред источником повышенной опасности (ТС А-1) имуществу потерпевшего В. (витрине магазина) не причинялся. Вред "вообще" в рассматриваемой ситуации, безусловно, причинен, однако причинен он никак не источником повышенной опасности ТС А-1. Напротив, в рассматриваемом примере вред витрине магазина причинен действием ТС Б-1. Кто должен причиненный вред возместить - уже другой вопрос, ответ на него будет дан ниже.
 
Итак, вред источником повышенной опасности А-1 не причинялся. На этом можно было бы закончить анализ состава гражданского правонарушения в отношении владельца А., так как "наличие вреда является, в сущности, единственным условием, которое необходимо для возникновения всех без исключения обязательств из причинения вреда"*(6). Но упомянем и такие условия наступления гражданской ответственности, как противоправность и причинно-следственная связь.
 
Замечание
 
1. Противоправностью в гражданском праве принято считать нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия*(7), согласно системе "генерального деликта" всякое причинение вреда предполагается противоправным*(8). Раз вред действием ТС А-1 не причинен (это доказано выше), то, с точки зрения гражданского права, противоправность отсутствует. Повторимся, противоправность существует лишь с точки зрения административного права.
2. Прямая (непосредственная) причинная связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправностью и вредом не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности.
 
Причинная связь лишь тогда является юридически значимой, когда она прямая (непосредственная), в рассматриваемом же примере связь является косвенной (опосредованной), так как в цепи последовательно развивающихся событий между поведением одного лица (водителя А.) и наступившим вредом присутствуют действия другого деликтоспособного лица - водителя Б. (ст. 1076 ГК РФ), понимавшего значение своих действий и руководившего ими.
 
Как видно, из состава гражданского правонарушения владельца А. выпадает не только вред (что само по себе является достаточным условием ненаступления гражданской ответственности), но также и противоправность, и причинная связь.
 
Таким образом, действие ТС А-1 в данном конкретном случае не образует состава гражданского правонарушения у владельца А., у которого, как следствие, не возникает ни гражданской ответственности, ни обязательства возместить причиненный вред. Соответственно, не возникает обязательств по выплате страхового возмещения в рамках ОСАГО и у страховщика СК-1.
 
Данный вывод станет еще более очевидным при анализе действия источника повышенной опасности ТС Б-1.
 
Замечание
 
ТС А-1 въезжает в столб, который от удара падает и разбивает витрину магазина. Вред причинен не столбом, а источником повышенной опасности ТС А-1, в цепи последовательно развивающихся событий между действием ТС А-1 и вредом нет действия деликтоспособного лица (столб на эту роль претендовать явно не может), то есть наступает ответственность владельца А.
 
Действие транспортного средства (источника повышенной опасности) Б
 
Как видно из примера, водитель Б., чтобы не допустить столкновения ТС, предотвратить причинение вреда, вынужден был резко принять вправо, выехал на тротуар, где ТС врезалось в витрину магазина.
 
Ключ к пониманию данной ситуации дается законодателем в ст. 1067 ГК РФ, где словно описывается именно рассматриваемый нами пример: "Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред". Таким образом, хотя лицо и действует в состоянии крайней необходимости (т.е. для устранения опасности), именно это лицо, с точки зрения закона (ст. 1067 ГК РФ), является причинителем вреда. Соответственно, в нашем примере именно Б. является причинителем вреда, пусть он и причинил его для предотвращения столкновения. И, как следует из абзаца 1 ст. 1067 ГК РФ, именно Б. по умолчанию обязан возместить причиненный вред.
 
Возникает резонный вопрос: что же, страховая компания владельца Б. (СК-2) обязана выплатить страховое возмещение в рамках ОСАГО? То есть возникает ли у страховщика СК-2 обязательство перед потерпевшим в рамках ОСАГО? Ответ: нет, у страховщика обязательства по возмещению вреда потерпевшему не возникает.
 
При ответе на вопрос нужно исходить из того, что действия Б. в состоянии крайней необходимости не являются противоправными, то есть в составе гражданского правонарушения отсутствует такой элемент, как противоправность. Соответственно, если суд, руководствуясь абзацем 2 ст. 1067 ГК РФ, возложит обязанность по возмещению вреда на причинителя - владельца Б., то эта обязанность не будет следствием наступления гражданской ответственности Б.
 
Данный тезис далеко не нов в юридической литературе. Вот что по этому поводу пишет, например, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН Ю.К. Толстой: "Представляется, в частности, что к мерам гражданско-правовой ответственности нельзя отнести обязанность возмещения вреда, причиненного правомерным действием, независимо от того, возлагается ли эта обязанность на причинителя вреда или на какое-то другое лицо:
 
Симптоматично, что в ст. 1067 ГК РФ, специально определяющей последствия причинения вреда в состоянии крайней необходимости, об ответственности ни слова не говорится. И это правильно"*(9). Из приведенной цитаты следует, что при возложении обязанности по возмещению вреда в рамках ст. 1067 ГК РФ на причинителя вреда или на лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда, эта обязанность не будет мерой гражданско-правовой ответственности, то есть не будет следствием наступления гражданской ответственности указанных лиц.
 
Казалось бы, какое это имеет значение? Обязательства из причинения вреда все равно возникают. Если бы риск наступления гражданской ответственности владельцев ТС не был застрахован в рамках ОСАГО, то, возможно, это было бы так. Однако если к деликтным правоотношениям добавляется страхование, то основание возникновения обязательств из причинения вреда приобретает принципиально важное значение. Исходя из системного толкования п. 1 ст. 1079 ГК РФ, подп. 2 п. 1 ст. 929 ГК РФ, п. 1 ст. 931 ГК РФ, подп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ, п. 1 ст. 6 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон об ОСАГО) объектом страхования по ОСАГО является имущественный интерес, связанный с риском ответственности владельца ТС по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц источником повышенной опасности. В соответствии с определением объекта страхования сформулировано и определение страхового случая: страховой случай - наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства (ст. 1 Закона об ОСАГО).
 
Соответственно, в рамках ОСАГО застрахован лишь имущественный интерес страхователя, связанный с риском наступления его ответственности как владельца ТС, возложение же на него обязанности по возмещению вреда по другим основаниям (не как следствие наступления ответственности) не является объектом страхования по ОСАГО и, как следствие, не является и не может являться страховым случаем в рамках ОСАГО. В то же время перечень имущественных интересов, подлежащих страхованию, данный в п. 2 ст. 929 ГК РФ, не исчерпывающий, то есть владелец ТС вполне может застраховать риск возложения на него обязанности по возмещению вреда по основаниям, не связанным с наступлением его гражданской ответственности (например - ст. 1067 ГК РФ).
 
Не меняется картина и при возложении обязанности по возмещению вреда в рамках ст. 1067 ГК РФ на владельца А. из рассматриваемого примера. Эта обязанность также не будет следствием наступления гражданской ответственности А., соответственно, все изложенное выше имеет силу и для А., то есть у страховщика СК-1 также не возникает обязательств по выплате страхового возмещения (не наступает ответственность его страхователя).
 
Как уже было сказано выше, обязанность возместить вред по умолчанию возникает у Б. Именно Б. является причинителем вреда, так как действие источника повышенной опасности Б-1 находится в прямой причинно-следственной связи с причиненным вредом, данный тезис подтверждается и ст. 1067 ГК РФ. Согласно данной статье причинитель вреда - именно лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, и только оно, а вот обязанность по возмещению вреда может быть возложена и на других лиц, но нам важно именно то, кто в нашем примере является причинителем.
 
Исходя из абзаца 2 ст. 1067 ГК РФ: "Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред". Таким образом, причинитель вреда (Б.) может доказать, что действовал в состоянии крайней необходимости, и суд вправе возложить обязанность по возмещению вреда на лицо, в интересах которого действовал Б. (в нашем примере - на А.), если, конечно, Б. удастся доказать, что он действовал в интересах А.
 
Выводы
 
В заключение отметим, что существующее на сегодняшний день в правоприменительной практике толкование "бесконтактного ДТП" нарушает права страховщиков, которые вынуждены выплачивать страховое возмещение, хотя на самом деле такой обязанности у них не возникает.
 
Сейчас нередко страховщики пытаются решить проблему "бесконтактного ДТП" с помощью службы безопасности, однако это часто не приносит результата и в любом случае не решает вопроса по существу. Предлагаемый подход направлен на принципиальное решение вопроса юридическими средствами. Возможно, применение норм права, изложенных в статье, поможет страховым компаниям должным образом разрешить ситуацию "бесконтактного ДТП" и защитить свои интересы.
 

Добавить комментарий


ВЫБОР ЧИТАТЕЛЕЙ


У нас уже пора выплачивать компенсации владельцам фальшивых страховых полисов. При чем узнают они о том, что являются владель
У нас появилась уникальная возможность рассчитать размер скидки по ОСАГО самостоятельно по базе РСА еще перед поход
up